Главная | Латвия | краткая история Латвии

краткая история Латвии

до н.э. 1-12 век 13-15 век 16 век 17 век 18 век 19 век 1900-19 гг 1919-40 гг 1940-2014 гг

19 век

В 1812 году войска Наполеона пересекли границу России и с боями продвигались вглубь России. Основной удар французы направили на Москву, а армейский корпус маршала Удино направился в Прибалтику с попыткой занять Ригу. Им удалось занять Курземе и Латгалию, но дойти до Риги не удалось. В 1813 году французы были изгнаны из России.
После изгнания наполеоновских войск аграрный вопрос вновь вышел на передний план. Повышенный спрос на сельскохозяйственные продукты в странах Европы и рост цен на зерно побуждали помещиков к расширению пахотных земель. Однако „Положение о Лифляндских крестьянах ” от 1804 года препятствовали этому. Ни крестьян, ни помещиков не удовлетворили и „Дополнительные статьи” принятые в 1809году. В условиях, когда остзейские губернии сотрясались от непрекращающихся крестьянских волнений, царские власти потребовали проведения аграрных реформ. Однако разработка проекта реформ была отдана в руки остзейских дворян. Естественно, что они использовали представившуюся возможность для того, чтобы подготовить проект реформ в наиболее выгодной для себя форме. Первыми проект „освобождения” крестьян разработали и представили на утверждение царю эстляндские дворяне. 23 мая 1816 года Александр I утвердил предоставленный ими законопроект. Вскоре подали проект и дворяне Латвии. 25 августа 1817 года российским императором был подписан законопроект об отмене крепостного права в Курляндии, 26 марта 1819 года – в Лифляндии.
Основные положения законов об освобождении крестьян сводились к следующему:
1) крестьяне были признаны лично свободными, но свобода их передвижения и выбор занятий ограничивались различными предписаниями.
2) вся земля была признана полной собственностью помещиков.
3) отношения между помещиками и крестьянами регулировались „добровольными” соглашениями об аренде.

Помимо всего освобождение крестьян начиналось не сразу с момента опубликования законов, а происходило постепенно. В Курляндии этот процесс предусматривалось завершить к 1832 году, а в Лифляндии к 1833 году.
„Птичьей свободой” называли в народе так называемое освобождение крестьян. Фактически в результате реализации названных законов крестьяне оказались ограбленными. Произвол помещиков не только не уменьшался, но даже возрос. К тому же расширение помещичьих земель повлекло за собой увеличение объёма барщинских работ. Всё это не могло не вызывать протеста со стороны крестьян. Уже в 1819 году волна крестьянских волнений прокатилась по Курземе. В 1822-1823 годах крестьянские выступления охватили Лифляндию.
Новая волна крестьянских выступлений пришлась на 1830-1833 годы. Волнения были вызваны тем, что в связи с окончанием срока раскрепощения крестьян среди них стали распространяться слухи о том, что якобы ожидается новый царский указ, по которому крестьяне получат „настоящую свободу” и землю.
В начале 40-х годов нищенское и бесправное существование крестьян ещё более усугублял голод, вызванный неурожаями последних лет. В этих условиях среди крестьян стала распространяться молва о том, что в южных губерниях России можно бесплатно получить землю. Поверив в „чудо” в ряде мест почти целые волости стали готовиться к переселению. Весной 1841 года толпы крестьян двинулись в Ригу для того, чтобы получить разрешение на переселение. Первоначально власти не обратили на это особого внимания, но по мере того, как Ригу буквально осадили толпы крестьян, их стали подвергать телесным наказаниям (сечь розгами перед Рижским замком). Суд и солдаты прибывали и в имения, чтобы на месте наказывать непокорных крестьян. Особенно кровавые события в этой связи произошли в Яунбебре, где телесным наказаниям были подвергнуты 113 человек. Но крестьяне упорно продолжали мечтать о переселении.
В 1845 году начался массовый переход латышских (в Видземе) и эстонских крестьян в православие. Среди причин этого явления можно отметить то, что латыши не находили удовлетворения в лютеранстве, ибо в большинстве своём пасторы являлись выразителями интересов помещиков и были весьма далёки от нужд и чаяний народа. К тому же на этот шаг крестьян побуждало тяжёлое экономическое положение. Приняв „царскую веру”, крестьяне надеялись, что царь обратит на них своё внимание и облегчит их положение. Переход в православие носил также политическую и национальную окраску. Таким путём крестьяне рассчитывали выйти из-под влияния немецких помещиков и пасторов, стать свободными людьми. В течение 1845-1848 годов в православие перешли десятки тысяч латышей. Однако затем движение резко пошло на убыль. Поменявших веру крестьян постигло горькое разочарование, надежды их оказались напрасными, приняв православие, они остались такими же бесправными, как и были.
В 40-е годы все больше помещиков приходят к сознанию нерациональности барщинского хозяйства. Зарубежная практика показывала, что труд наёмных рабочих гораздо производительнее труда барщинников. Это, а также крестьянские волнения, привели к изданию „Лифляндского крестьянского поземельного уложения 9 июля 1849 года”. Автором закона был лидер либерального крыла лифляндского дворянства Гамилькар Фелькерзам. Этим законом он пытался ту несправедливость, которая была допущена к крестьянам при их освобождении. Хотя законы вступали в силу в ноябре 1850 года, но до 1860 года он считался временным. Тем не менее, уже в 50-е годы начался переход на денежную аренду, что означало и переход к новым капиталистическим отношениям. Причем в Курземе этот процесс происходил более быстрыми темпами и не столь болезненно, как в Лифляндии.
Тяжёлым и упорным трудом некоторым латышам к середине 19 столетия удалось „выбраться в люди”. В сельской местности появился зажиточный слой крестьян дворохозяев. И в городах всё чаще встречаются состоятельные латыши, которым, однако, приходится испытывать жестокую конкуренцию со стороны немецких домовладельцев и торговцев. Поэтому многие из них стараются скрыть своё происхождение и, приняв немецкий язык и обычаи, пытаются выдать себя за немцев. Зачастую они переделывают латышские фамилии на немецкий лад. Например - Калнини превращаются в Калнингов, Озолини в Озолингов и т.д. В народе таких людей называли „стыдливыми латышами” или „липовыми немцами”.
В тоже время в связи с ростом благосостояния неуклонно увеличивается и число образованных людей. Латышская молодёжь рвётся к знаниям, стремится к получению не только гимназического, но и университетского образования. В то время большая часть латышских студентов обучалась в Дерптском (Тартуском) университете.
В середине 50-х годов здесь обучалось более 30 латышей. Однако многие из них входили в немецкие студенческие корпорации и мало интересовались проблемами волновавших латышей. Поворот произошёл в 1855 году, когда 10-13 латышских студентов стали организовывать так называемые латышские вечера. На этих вечерах студенты горячо обсуждали положение своего народа, изыскивали пути, при помощи которых можно было бы повышать культурный уровень латышей, сделать их более самостоятельными.
В ходе этих вечеров сформировались и будущие идейные вожди пробуждении, такие как, Кришьян Валдемар, Юрис Алунанс, Кришьян Барон.
Постепенно участники вечеров от устных раздумий перешли к изложению своих мыслей в прессе. Для этого представился и удобный случай. Как раз в 1856 году под редакцией Ансиса Лейтанса стала выходить газета „Маяс Виесис”. Появление газеты, редактированной латышом, стало событием в тогдашней культурной жизни. Поэтому неудивительно, что латышская интеллигенция постаралась широко использовать эту газету для популизации своих взглядов.
В том же 1856 году Юрисом Алунаном был издан сборник „Песенки”, в которой были включены сделанные им переводы древнеримских и древнегреческих стихов, произведений немецкой и русской классики. Это событие в то время рассматривалось как политический акт, и этим шагом Ю. Алунан давал отпор тем, кто утверждал, что латышский язык – это язык крестьян, не приспособленный для высокой поэзии. Выход сборника был отмечен и официальной прессе. В частности, один из немецких пасторов, выступивший с ироническими нападками на Ю. Алунана, употребил термин „младолатыш”, подразумевая под этим бунтаря, повстанца. Вскоре этот термин стал применяться и по отношению к другим деятелям пробуждения. краткая история Латвии
Одной из наиболее заметных фигур эпохи пробуждения был Кришьян Валдемар (1825-1891). При его содействии в 1864 году на территории Латвии была открыта первая мореходная школа в Айнажи. Всего им была основана 41 мореходная школа, из них 9 на территории Латвии. Кришьян Валдемар активно пропагандировал мысль о том, что латыши должны обратить главное своё внимание на мореходство, ибо доходы от него значительно превышали доходы получаемые от земледелия.краткая история Латвии
В числе первых деятелей пробуждения был и поэт Юрис Алунан (1832-1864). Он также выдвигал на первый план практическую выгоду, что в то время было довольно таки естественным и являлось отражением взглядов зарождавшейся латышской буржуазии. Ю. Алунан мечтал о латышских высших учебных заведениях, об институте земледелия, об издании энциклопедического словаря на латышском языке. Ю. Алунан был одним из первых латышских языковедов, стремившихся усовершенствовать язык, очистить его от чужеродных наслоений. Им было введено в латышский язык около 500 новых слов, зачастую заимствованных из литовского языка.
Вряд ли кому не известно имя Кришьяна Барона (1835-1923), самоотверженного труженика, выдающего собирателя латышского фольклора. Благодаря нему было собрано, обобщено и издано более 200 тысяч латышских Дайн.
Несколько позднее в активную общественную жизнь включился Атис Кронвальд (1837-1875), которого считают одним из наиболее пламенным представителем пробуждения. В отличие от многих Атис верил в то, что у маленьких народов есть будущее, но для этого надо воспитывать народ в духе любви к своей отчизне. Важную роль в этом вопросе он отводил национальной школе.краткая история Латвии
Первые статьи деятелей пробуждения в газете „Маяс Виесис”. Однако это пришлось не по вкусу немецким дворянам и пасторам. В результате нажима, оказанного с их стороны на А.Лейтанса, содержание газетных публикаций заметно изменилось, и младолатышам пришлось задуматься о новом издании, где они могли свободно выражать свои мысли. Однако было ясно, что любое другое издание на территории Латвии постигнет участь газеты „Маяс Виесис”. Поэтому младолатыши стали изыскивать возможности для издания своей газеты за пределами Латвии. Ситуация сложилась так, что к концу 50-х годов в Петербурге оказались и Кришьян Валдемар и Юрис Алунан, а чуть позднее и Кришьян Барон. Именно здесь, в Петербурге, заручившись поддержкой власти, они решили начать издавать газету „Петербургас Авизес”. 1 июля 1862 года вышел первый номер этой газеты. В своих статьях газета призывала латышей к поиску путей улучшения своего экономического положения. Особое внимание при этом обращалось на необходимость получения образования. Своими публикациями младолатыши способствовали и укреплению национального самосознания. В то время как для многих латышей газета представлялась чем-то вроде нового Евангелия, то у остзейцев она вызывала обратную реакцию, побуждавшую их к активным действиям, направленного против данного издания. Н, несмотря на чтимые препятствия, газеты удалось продержаться до 1865 года.краткая история Латвии
До 60-х годов остзейцы не только не предпринимали вопроса об онемечивании местного населения, а даже препятствовали изучению им немецкого языка. Таким образом, немецкие дворяне рассчитывали преградить латышам и эстонцам путь к знаниям, удержать их под своей властью. Но, видя безуспешность прежней политики, резко меняют курс. Теперь им кажется, что свои позиции они смогут сохранить, лишь онемечив местное население.
В 1867 году на территории Эстонии и Финляндии был сильный неурожай. Различные государственные и общественные организации приступили к сбору пожертвований в пользу голодающих. Латыши тоже хотели принять участие в этой акции, но у них не было своей организации. Тогда в феврале 1868 году группа латышей обратилась к властям с просьбой разрешить им создать специальный комитет для сбора пожертвований. Вскоре был получен положительный ответ, и латыши приступили к активным действиям. В целях собрать как можно больше средств латыши стали организовывать лекции, концерты и другие мероприятия. В рамках этой компании 22 марта 1868 года состоялось первое театральное представление на латышском языке, и этот день вошёл в историю, как день рождения латышского театра. Комитет обратился к властям с просьбой о создании постоянно действующего Рижского латышского общества (РЛО). Разрешение было получено, и 1868 год стал годом создания РЛО. Первым председателем был избран педагог Бернхард Дирикис. Вскоре для нужд общества был построен дом на улице Паулуччи (Меркеля 13).
Хоровое пение издавна являлось одной из любимых традиций латышей. Поэтому не удивительно, что с началом пробуждения хоровое пение поднимается на новую высоту. Первый, местного значения, Праздник песен состоялся в 1864 году в местечке Дикли. Правда, на этом празднике исполнялись песни только на немецком языке. Вскоре подобные праздники прошли и в других местах Латвии. И наконец, в 1875 году, в Риге, состоялся Первый Всеобщий праздник песни в котором участвовало свыше одной тысячи певцов из разных уголков Видземе и Курземе. В программу этого праздника было включено уже немало и латышских песен. Особый успех вызвала песня-молитва, музыка и слова которой были написаны Карлисом Бауманисом (1835-1905). Это Dievs, svutm Baltiju (ввиду цензурных соображений в то время нельзя было употреблять слово „Латвия”). В 1918 году эта песня стала гимном Латвии.
Во второй половине 19 века заканчивалось многовековое бремя барщины для крестьян, началось расслоение крестьянских хозяйств. Разорившиеся крестьяне и многие хозяева отправились в города и пополнили ряды рабочих, на всё увеличивающиеся мануфактуры и заводы. Развернувшаяся сеть железных дорог расширила границы доступного мира, который ранее для многих не выходил за пределы имения или волости.
Начинается становление латышской литературы, театра, живописи и музыки. 19 век является формированием латышской нации.
В конце 19 века возникают первые серьёзные выступления рабочего класса Латвии. В 1890 году на Ильгюцемсской шерстоткачкой фабрике, в 1891 году – в порту, в 1893 году – в кузнечном цехе Русско-Балтийского вагоностроительного завода и т.д. В 1891 году рабочие Лиепаи впервые отметили 1 мая. Но самым крупным выступлением рабочих в тот период явился так называемый Рижский бунт в начале 1899 года. Все эти события дали понять рабочим, что для успешной борьбы нужна сильная объединяющая организация.

<<< предыдущая страница   следующая страница >>>

 

на верх страницы
   

   

 

 

© travelzone.lv & travelkap.ru 2002-2016
при цитировании опубликованных на сайте материалов, ссылка обязательна.