Главная | Статьи | Михаил Богданович Барклай де Толли

Михаил Богданович Барклай де Толли

Михаил Богданович Барклай де Толли

 

Михаил Богданович Барклай де Толли (Michel Andreas Barclay de Tolly).
Предки Михаила были из обедневшего шотландского рода, а российским подданным он был в четвёртом поколении. Предки Михаила поселились в Лифляндии во второй половине XVII века. Дед будущего полководца – Вильгельм Барклай де Толли – вёл торговые дела и был бургомистром Риги. Позднее эту же должность занимал один из двоюродных братьев, другой его родственник был казначеем города, ещё один родственник был главным почтмейстером Риги.Михаил Богданович Барклай де Толли

Семья Михаила была бедной. Отец Рейнгольд Готтард (Богдан) Барклай де Толли служил в русской армии, за отличия был пожалован личным дворянством, но больших чинов не достиг и вышел в отставку в чине поручика.
Михаил Богданович родился 27 декабря (по новому стилю) 1761 года в Зеймелисе (Литва), где его отец, никогда не имевший земли и крестьян, пытался хозяйствовать, арендуя усадьбу. Кроме Михаила, в семье, с трудом сводившей концы с концами, было ещё два сына и дочь, поэтому с трёхлетнего возраста Михаил воспитывался в доме тётушки. Дядя фон Вермелеун, был бригадиром Новотроицкого кирасирского полка, Миша с малолетства в чине ефрейт-капрала был записан в его же полк. На этом его дворянские привилегии для него заканчивались, и всего в жизни предстояло добиваться самостоятельно. Правда, в дядином доме он впитал уважение к военному искусству, российской истории и получил неплохое домашнее образование.
К действительной военной службе в 1776 году Михаил приступил, в Пскове, всего лишь вахмистром и только через два года выслужил младший офицерский чин корнета. Ещё десять лет потребовалось чтобы стать капитаном, а к своему генеральскому чину Барклай де Толли шёл 21 год.

Михаил Богданович Барклай де Толли
надгробный памятник Барклая де Толли

Он участвовал едва ли не во всех войнах, которые в те годы вела Россия. При том был усерден в службе, отмечен за исполнительность и личную храбрость, среди сослуживцев считался справедливым и добрейшим человеком, способным вступиться за честь свою и товарища. В свободное время он коптел над военными науками, стараясь постичь теорию.
Первые боевые награды Барклай де Толли получил, отличившись в 1788 году под Очаковом. Полгода длившаяся осада турецкой крепости завершилась победным штурмом, за которым всем офицерам был вручён Золотой Очаковский Крест на георгиевской лента, а Барклай, кроме того, заслужил свой первый штаб-офицерский чин секунд-майора и орден Владимира 4-й степени с бантом.
В 1790 году в русско-шведской войне его командир и покровитель принц Ангельт-Бернбургский, выделявший Барклай де Толли за беспримерную храбрость и умение не терять головы в суматохе боя, был смертельно ранен под Выборгом. Прежде чем умереть, он вручил любимому адъютанту свою личную шпагу, сказав: „Эта шпага в ваших руках будет всегда неразлучна со славой”. Барклай с подарком не расставался всю жизнь, дорожа ею больше, чем именными клинками в алмазных россыпях и высшими военными наградами всей Европы.
В 1794-м году в Польше Барклай де Толли уже командует батальоном, ещё через восемь лет в Санкт-Петербурге его назначают командиром 4-го егерского полка и год спустя его полк признаётся образцовым. Со своими егерями Михаил участвует в нескольких военных компаниях. Михаилу Барклай де Толли присваивается звание генерал-майора, а его полк удостаивается высших знаков отличия – получает серебряные трубы и собственный звук барабанов.

Михаил Богданович Барклай де Толли
мавзолей Барклай де Толли (Эстония)

В военных компаниях 1806 – 1807 годов и первых сражениях русских войск с армией Наполеона Барклай де Толли, долго пребывавший в безвестности, показывает себя одним из лучших русских военно-командующих. Педант в делах службы, он внимателен к подчинённым, а на поле боя храбр, но осторожен, расчётлив, трезв в оценке противника, и способен принимать верные решения.
В 1807 году сам Наполеон Тилзите хочет знать: кто командовал русским арьергардом при отступлении противника у Пресиш-Эйлау? … „Это должен быть отличный генерал…”. Ещё бы не отличный! Ведь действия русского заслона позволили отвести войска, спасти армию от полного разгрома. Сам Барклай де Толли был тяжело ранен, его вынес с поля боя унтер-офицер гусарского полка Сергей Дудников.
В Мемеле (Клайпеда) раненного Барклай де Толли навестил сам император Александр I и прислал к нему своего личного хирурга. Государь стал заметно выделять одного из лучших своих генералов именно после этой их личной встречи.
По мнению завистников, карьера Барклая становится возмутительно быстрой. Всего за два года из младшего генерал-майора он вырастает до полного генерала, и когда в 1809 году после беспримерного стоверстового перехода через Ботнический залив (а этот манёвр Барклай де Толли в войне со шведами решил успех всей финляндской компании) Михаил Богданович произведён в генералы от инфантерии, следует взрыв недовольства среди генералов. Российская военная знать протестует против „выскочки” возведенного „случайно и незаслуженно”. Только личное вмешательство Александра I успокаивает недовольных.

Михаил Богданович Барклай де Толли
гроб Барклай де Толли и его жены

Барклай де Толли назначен военным губернатором Финляндии. Но вскоре он вернётся в Санкт-Петербург уже как военный министр сменив на этом посту всесильного Аракчеева. Отправленный в отставку Аракчеев на всю жизнь останется одним из злейших врагов Барклая и знатно отомстит ему потом, не дав оправдаться в глазах потомков.
Для Барклай де Толли неизбежность войны с французами была очевидной. В январе 1810 года вступив в должность военного министра, он готовил к ней и русскую армию.
Два года реформ сделали русские войска куда более боеспособными. С Барклай де Толли начинается история русской военной разведки. Это при нём военные атташе при русских посольствах стали сообщать данные о планах противника. Были организованы и передвижные госпитали, вскоре позволившие сохранить многие тысячи жизней. Разрабатывался и так называемый „скифский план” войны, предусматривающий заманить наполеоновское войско в глубь России, изнуряя его мелкими стычками и отрезая его ударные силы от тыла, от обозов, от подкрепления. А уж потом сражаться, громить врага и перевести войну из оборонительной в наступательную.
Но война началась, и армии отступали не по плану поспешно, часто вообще без сопротивления противнику. Положение Барклай де Толли было двусмысленно. Он главнокомандующий или как? Военные амбиции Александра I велики, и византийская натура государя, склонного к перемене решений, а также обилие в главной квартире государя „знатных бездельников”, занятых интригами, мешали что-либо изменить.

Михаил Богданович Барклай де Толли Михаил Богданович Барклай де Толли
памятник Барклай де Толли в Риге
до 1915 года и востановленный в 2002 году

Барклай де Толли, хотя и был военным министром, но официально он командовал только 1-й армией, во главе 2-й армии стоял Пётр Иванович Багратион, впоследствии один из любимейших народных героев, требовавший наступать, утверждая, что шапками врага закидаем. Багратион недавно ещё и сам командовал Барклаем, а теперь подчинялся ему неохотно и только когда сочтёт нужным.
В отступлении винили лифляндца. Унижение Барклай де Толли сделалось явным. После сдачи Смоленска его чуть ли не в лицо обвиняют в измене. Солдатскую присказку „Поглядя на Барклая и страх не берёт” сменяет другая и вместо „Барклай де Толли” говорили „Болтай, да и только”. Флигель-аъютанты сочиняли на него сатирические куплеты, а любимец публики Багратион в частных письмах осыпал потоками брани: „… наш министр нерешим, трус, бестолков, медлителен и имеет все худшие свойства”, „подлец, мерзавец, тварь Барклай отдал даром преславную позицию…”. Хладнокровие, с которым Барклай сносит всё это, окружающих только раздражает.
Для перелома в войне, воодушевления и войскам и обществу нужен новый герой – главнокомандующим назначен генералиссимус Кутузов.
В боя у Бородино Барклай не просто проявляет чудеса храбрости, но – по свидетельству очевидцев – явно „ищет смерти”.
После Бородино, после сдачи Москвы, он с каждым днём всё больше не у дел – минуя его уже даже передаются по армии приказы. И когда генерал от инфантерии Барклай де Толли под предлогом болезни просит Кутузова разрешения покинуть армию, тот отпускает его с облегчением. Барклай своё дело сделал и может уходить.

Михаил Богданович Барклай де Толли
родовой герб над входом в мавзолей Барклая де Толли

Рапорт Кутузова, объяснявшего, что сдача французам Москвы была следствием потери Смоленска, был опубликован в газетах.
Барклай де Толли едет по стране, исполненной к нему самой лютой ненавистью и гнева. Карету его, узнав, кто в ней, закидывают камнями. Во Владимирской области (губернии) у одной из почтовых станций собирается толпа и, лишь обнажив шпагу, адъютант Барклая прокладывает генералу путь к уже заряжённой карете.
Но Михаил Богданович не спешит укрыться в своём лифляндском имении. Не верит, что за всю честную службу ему награда – позор и испорченная репутация. Он три недели остаётся во Владимире, потом приезжает в Москву, в Тверь, ещё две недели проводит в Новгороде. Он ждёт ответа государя и требует публикации в печати своих оправданий. Но оправдаться публично ему не позволят. Сначала император убедит, что это теперь не ко времени и лишние подробности только повредят армии. Потом тесты оправданий осядут в архивах Аракчеева и до самой смерти того будут недоступны. И в официальной русской военной истории заслугам Барклай де Толли в первый период войны 1812 года тоже не найдётся места.

Михаил Богданович Барклай де Толли
памятник Барклай де Толли в Тарту (Эстония)

Ни жизнь, ни слава Барклай де Толли не завершилась осенью 1812 года. Уединение в имении Бекгоф (приданое супруги) длилось недолго. Отставку ему дали, но уже в начале 1813 года он вновь призван к войскам. В заграничных походах Александра I в освобождении Европы от Наполеона уже никто не оспаривал заслуг Барклай де Толли.
Триумфальное шествие русских войск отмечено и списком его личных наград. В феврале 1813 года он принимает командование 3-й армией, в апреле получает орден Александра Невского с бриллиантом за осаду Торна, в мае награждён орденом Андрея Первозданного и высшей наградой Пруссии орденом Чёрного Орла за победу у Кенигсварта, а в мае – уже возглавляет объединённые силы русской и прусской армии в качестве главнокомандующего. В августе после летнего перемирия союзникам под Дрезденом грозит окружение от воспрянувших духом французов, но умелый манёвр Барклай де Толли снова меняет расстановку сил. За бои под Кульмом он награждён Георгием 1-й степени и становится вторым (после Кутузова) полным георгиевским кавалером.
После битвы народов под Лейпцигом Барклай де Толли возведён в графское достоинство, а за взятие Парижа получает звание фельдмаршала.
Ко времени завершения своей карьеры, когда в 1815 году вторично взят Париж – у Барклая де Толли, только что получившего титул князя с девизом „Верность и терпение”, уже едва ли не полный комплект высших европейских военных наград, пожалованных ему королями французским, нидерландским и саксонским, а также золотая шпага с бриллиантами от города Лондона.

Михаил Богданович Барклай де Толли
памятник Черняховске (Россия)

В боях Барклай де Толли потерял пять лошадей, почти всех адъютантов, но сам был ранен только один раз.
В тридцать лет Барклай женился на своей двоюродной сестре Элеоноре фон Смиттен, которая была на десять лет моложе и так же как мать Михаила, происходила из остезейских немцев. Михаил очень любил свою жену. Он с благодарность писал: „Это женщина долгое время выносила со мной великую бедность, когда ещё не могло мне грезиться о фельдмаршальском жезле, и она была тогда весела и терпелива”. Жена имела на Михаила Богдановича большое влияние. Современника выражались: „Барклай был кроток как ягнёнок во всём, что касалось его жены”. Из их детей выжил только один – сын Эрнест Магнус Август (впоследствии он также стал русским офицером). У него не было детей, поэтому прямых потомков у Богдана Михайловича нет.
В 1818 году обострилась болезнь сердца. Умер Михаил Богданович Барклай де Толли 25 мая 1818 года в Восточной Пруссии, на мызе Инстербург, которую проезжал направляясь в Чехию на лечение водами. Тело его тут же забальзамировали, а сердце похоронили возле дома, где он умер – на этом месте близ Черняховска нынешней Калининградской области высится величественный монумент.
Торжественная церемония похорон фельдмаршала проходила в Риге, где ему были отданы последние воинские почести, и у его гроба стояли православный и лютеранский священники, символизируя близость усопшего обеим церквям.
Затем его прах был перевезён в Йыгевесте (Эстония, Хелмский уезд), где в 1823 году вдова построила по проекту архитектора Аполлона Щедрина мавзолей, который сохранился до наших дней. После смерти Элеоноры она также была захоронена в мавзолее.

Михаил Богданович Барклай де Толли Михаил Богданович Барклай де Толли
мемориал на месте захоронения сердца Барклая де Толли мемориал на месте захоронения сердца Барклая де Толли

 

на верх страницы
   

   

 

 

© travelzone.lv & travelkap.ru 2002-2016
при цитировании опубликованных на сайте материалов, ссылка обязательна.